Питерский флоу

Виталий Акимов в Петербурге всего два года, но чувствует городские волны как никто другой, а его интервью с прохожими в проекте «365 незнакомцев», собирают сотни лайков. «Лайки не важны, важен личный контакт с героем, — говорит Виталий. — В других людях я ищу себя, задаю вопросы, на которые сам хочу ответить». Все это он называет «питерским флоу».

1

Советую оставить размышления о высокодуховных материях. Просто берешь и делаешь.

Флоу – это поток. На что похож поток Петербурга? Как ты его чувствуешь?

Виталий: Флоу – это еще и стиль у рэп-музыки. В Петербурге точно есть стиль. И он вырабатывался веками. Тут каждое здание – произведение искусства. Я смотрю и думаю, сколько же во всем этом жизни. Каждый дом – чье-то творчество. Очень много символизма здесь. Питер – это большая загадка, головоломка и лабиринт. Каждый идет по городу своей тропой.

Как я его чувствую? Так же, как и себя. Если внутри все гармонично – то и Питер отвечает гармонией. Если дисбаланс – можно попасть в неприятную ситуацию, еще больше испортить настроение, и начнется депрессия. Петербург – это зеркало. В принципе все так устроено. Подобное притягивает подобное. Но из-за того, что в Питере больше жизни, здесь события развиваются быстрее и сильнее: появляются хорошие идеи, но и негативные штуки разгоняются до предела.

Если жизнь – море, а человек плывет по нему на лодке, то, попадая в Питер, он как будто меняет лодку на реактивный катер.

Вернусь немного назад: тебе было 18, ты прилетел из Владивостока, вышел на Невский, стал знакомиться с людьми… Так не бывает. Обычно Питер бьет под дых или выливает ведро воды на голову, а только потом улыбается.

Я даже не вспомню, когда он бил меня под дых. Но часто получаю небольшие подзатыльники от того, кто за нами наблюдает и ведет. Бога, Вселенной, ангела-хранителя, как хотите называйте. Стоит забыть, что мы лишь проводники чего-то большего, начать оценивать и осуждать людей, жаловаться, жалеть себя – получаешь подзатыльник. И лучше сразу выводы делать. Следующий будет сильнее. У меня так это работает.

В Петербург я приехал с открытым взглядом, и город встретил меня теплым летом, солнцем и хорошими людьми. Все внутри нас. Мир – это только проекция. У каждого особенный, но ограниченный взгляд-радиус на мир-окружность. И за предел радиуса очень сложно проникнуть. Мы думаем, что видим мир во всей полноте, а на деле – лишь верхушку айсберга. Даже не подозревая, что основа находится за недоступным нам горизонтом.

2

Не в Петербурге дело, тут в себе ищи проблемы и лечи, если вдруг Питер бьет под дых.

Главное, что я почерпнул из твоих проектов – случайности не случайны. Как запустить этот механизм и заставить Вселенную вращаться вокруг себя?

Если веришь в то, что случайности не случайны – так оно и будет. Я начал обращать внимание на то, что со мной происходит, искать причины и следствия, и разрозненные события со временем стали собираться в пазл. Просто будь внимательнее к себе и к тому, что вокруг.

Если открыт новому, находишься в постоянном обмене с миром, твои помыслы чисты, а поступки искренние – все само происходит. Ты только наблюдаешь и радуешься. Главное – работа. В моем случае выйти на улицу, не уходить в себя (а я любитель), и сохранять чистый взгляд.

Сейчас я понимаю, что это была не работа, а так, разминка. Занимаюсь печатью книги. Вот тут придется постараться, чтобы найти спонсоров, нужных людей, подготовить документы. И если я не работаю, процессы останавливаются, каким бы открытым я не был.

3

Советую оставить размышления о высокодуховных материях. Просто берешь и делаешь, а высокие материи сами знают, когда вступить в игру – для того они и высокие материи.

Один твой герой, уличный художник, сказал: «Я рисую Петербург, туристы покупают. Если я буду рисовать что-то свое – это не будет продаваться». А может, дело всегда было только в этом? Питер хорошо продается.

Если бы тот художник с такими же усилиями на протяжении многих лет рисовал свое – тоже бы покупали. Тут вопрос веры, желания и работы. Если усиленно трудишься и веришь в то, что делаешь, – все получается. Художник верит в то, что его картины не станут покупать. Это и происходит.

Сначала были незнакомцы. Теперь в проекте много известных людей: SunSay, Ассаи, Влади из «Касты», Вера Брежнева, Борис Гребенщиков… Их ты тоже встретил на улице?

Да, всех случайно встретил. С Андреем Запорожцем интересная история. Несколько раз пересекался с ним, задавал обычные, формальные вопросы, на которые он отказывался отвечать, объясняя это тем, что я спрашиваю только для того, чтобы спросить. В итоге попал на его концерт, после которого мы встретились еще раз и поговорили. И вопрос возник сам собой. Я спросил, откуда у него шапка, в которой он тогда был. Андрей ответил, что это какая-то хорошая девушка из Владивостока вяжет. Да, хорошая. Шапку ему подарила год назад моя девушка, когда была в Казани на его концерте. Я тогда еще учился в школе и только мечтал о переезде в Питер.

4

Бориса Гребенщикова на Невском встретил. Я почему-то верил, что с ним когда-нибудь столкнусь. Но для меня это очень неожиданно произошло. Долго сомневался: он ли это, но здесь важно принять быстрое решение и подойти. Если не воспользуешься случаем, не откликнешься на ситуацию, то второй шанс выпадет нескоро. Поэтому нужно быть открытым и внимательным к мелочам. Это очень сложно, нужна большая самодисциплина – мне далеко не всегда, увы, удается собраться.

Ты упомянул Ассаи. За день до встречи я думал о том, как было бы здорово познакомиться с Лешей. А на следующий день мы случайно встретились на Невском. Как выяснилось, за несколько минут до этого он обсуждал меня с друзьями, и тут я подхожу. Им нужен был парень, который снимает видео. Мы с Лешей немного поработали вместе. Мне на тот момент очень нужна была работа, которую он мне предоставил. Все вовремя приходит.

5

Пишут, что он сложный в общение человек. А ты наоборот, тянешься к людям. Что между вами общего?

Не знаю, что там пишут. Все мы непростые. Ну или мне везет на сложных людей, и я привык. Или мы сами все усложняем. Насчет общего: что-то общее есть, раз мы встретились и общаемся время от времени. Мы оба не знаем, кто мы.

Это сложно объяснить. Ты ищешь себя, задаешь вопросы, пробуешь, экспериментируешь. В этом нет ничего уникального. Большинство людей так устроены. Просто кто-то разбирается в себе, а кто-то вообще не задает вопросов. И может им легче.

Мы с Лешей задаем вопросы. В этом и похожи. Он постоянно ищет новые пути, способы самовыражения. Иногда до безумия. И меня эти состояния порой накрывают, поэтому я примерно понимаю, что им движет в жизни и творчестве.

6

Это такой детский азарт, как будто вся жизнь – игра. Ты играешь смыслами, образами, концепциями, эмоциями, придумываешь иллюзии, веришь в них, потом разочаровываешься и так по кругу. Пока не поймешь и не примешь себя.

Проект начинался с одного-двух вопросов, теперь это небольшие интервью. Что интереснее: текст или фото?

Концепция проекта – один вопрос. Просто вначале я делал акцент на факте встречи, но со временем понял, что даже с помощью одного вопроса можно попробовать раскрыть человека, узнать у него что-то полезное для себя и зрителей.

Фото или текст? И то и другое в совокупности. Порой достаточно фотографии, и не нужны слова, чтобы почувствовать человека. И наоборот, необязательно видеть человека, чтобы познакомиться с его образом мыслей. Но из этих двух компонентов складывается более полное представление.

7

Насколько важен фон в жизни человека?

Если ты имеешь в виду пространство, то оно предельно важно. Нас формирует среда. Если ты живешь в гармонии с природой, вдали от городской суеты, тебя вряд ли заботит количество подписчиков в инстаграме или цена нового айфона.

Но мы в городе, где высокая конкуренция, люди стремятся быть «крутыми» и влиятельными. Так диктует система, в которую мы включаемся, выбирая такой стиль жизни. А формирует этот стиль – среда. Но сейчас еще интереснее: можно находиться на краю Земли и все равно быть включенным в систему, потому что есть доступ к информации. Но в любом случае, почти всегда есть выбор. Если не нравится фон, меняй его.

8

Через людей познаю себя. Наедине я, увы, себя редко слышу. Зашел слишком далеко. Обратный путь закрыт. Меня предупреждали: стоит начать дорогу к себе, любой поворот в сторону будет шагом назад, который причиняет боль и ведет к саморазрушению.

«И я мечтаю, чтобы соль с моих глаз не заметил никто…» Это ведь Ольги Маркес песня. Она многих вдохновляет. Как на тебя повлияло знакомство с ней?

Если творчество искреннее – оно находит слушателя. Творчество Оли об этом. Она глубоко проживает свои песни. За каждой – целая история, порой нелегкая и невеселая, но настоящая. Такое творчество живет своей жизнью. Оно становится неким маяком для тех, кто испытывает такие же чувства.

Что изменилось во мне после знакомства с Олей? Она была одной из первых, кто поддержал меня в Петербурге. Почему-то поверила в меня. Помню один случай, когда я начал говорить ей что-то совершенно ненужное – просто чтобы сказать, а она: «Чувак, не парься, ты мне и так нравишься. Если бы не нравился, тебя бы здесь не было». И вроде бы обидно и резко, а я задумался и сделал вывод – будь искренним и не старайся понравиться.

9

Мы можем не общаться месяц, а потом случайно встретиться на Невском. Она скажет пару фраз, и все встанет на свои места. Оля такой человек, что у нее как-то интуитивно получается видеть людей в перспективе и направлять их, если у тебя есть чистый и искренний запрос на это.

Я могу долго о ней говорить, потому что мне близко ее мироощущение. Еще я очень впечатлительный, и во всем могу увидеть смысл, даже в треках Фараона, это такой рэпер модный. Но Оля связывает людей, правда. Ведет их, помогает найти себя. Я очень рад, что она есть в моей жизни.

Вернусь к темным сторонам Питера. Во дворах-колодцах есть что почерпнуть для творчества?

Мы живем последние несколько месяцев на самом дне такого двора-колодца. И кроме потрепанных нервов из-за отсутствия света в квартире, ничего не получили. Вдохновение нужно искать в природе и людях, и уж точно не во дворах. Кстати, под Петербургом природа очень живописная. На Ладожском озере хорошо.

10

И что-то много вопросов о Питере. Не романтизируй, все не так романтично, как кажется.